Новости

ОПТИМИЗАЦИЯ И УКЛОНЕНИЕ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ – КАК НАЙТИ ГРАНЬ?

Наталья УшакПрактикующий бухгалтер, бизнес-тренер, лектор Института профессиональных бухгалтеров

Вопрос. Как налоговые органы определяют грань между оптимизацией и уклонением от налогов? Существуют ли какие-то параметры, демонстрирующие организациям, что налоговая экономия становится небезопасной?

Ответ. Не криминальное избежание (уменьшение) налоговой нагрузки, так называемая, «оптимизация налогообложения», актуальна в настоящее время не только для России.
Налоговые органы, как правило, не пытаются определять какие-либо грани: если в ходе контрольных мероприятий в отношении налогоплательщика какая-либо операция или ряд операций вызывают у них сомнения в части деловой цели или подозрения в благонадежности контрагента, они принимают решение об отказе в вычете по НДС по данной операции (ям) и включении расходов в налоговую базу по налогу на прибыль. Все очень просто.
Определение этой грани, скорее актуально для организаций, занимающихся налоговой оптимизацией, поскольку при проведении этих мероприятий грань между внешне законными действиями и налоговыми правонарушениями и преступлениями является весьма размытой. Здесь возникает вопрос: как провести черту между законными и незаконными действиями? Ведь некоторые схемы являются вполне легитимными, а некоторые прямо указывают на то, что налогоплательщики совершают наказуемые правонарушения и преступления. Для налогоплательщиков такая ситуация означает отсутствие четких критериев, в соответствии с которыми их законная деятельность по налоговому планированию отличается от нарушения законодательства. В данном случае, только исключительно высокий профессионализм специалистов, занимающихся налоговым планированием, может помочь компании выработать какие-то критерии для себя.

Вопрос. Как Вы считаете, в чем главное отличие уклонения от уплаты налогов от оптимизации?
Ответ. Налоговое планирование базируется исключительно на легитимной основе, в то время как уклонение от уплаты налогов осуществляется посредством совершения налогоплательщиком налоговых правонарушений или налоговых преступлений, то есть посредством нарушения норм налогового или уголовного законодательства. Однако, если говорить о конкретных схемах, то здесь существует парадокс — одна и та же схема оптимизации может содержать в себе элементы легальности и незаконности.

Вопрос. При возникновении спора с налоговыми органами на что безопаснее ориентироваться налогоплательщикам — на судебную практику, официальные разъяснения или только на положения НК РФ?
Ответ.
Конечно, наиболее значительными аргументами являются нормы Кодекса. Однако, в данном случае следует помнить, что общие разъяснения или постановления, которые дают высшие судебные органы по конкретным делам, обладают прецедентной силой, т.е. обязательны для нижестоящих судов. Как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21.01.2010 №1-П, такие «прецеденты толкования» приближаются по своей силе к законам, следовательно, на них распространяются те же правила действия во времени, что и для законов.
Что касается прочей судебной практики, то у нас она не прецедентная, поэтому может быть разной по одному и тому же вопросу, особенно с учетом региональной специфики. Кроме того, не бывает абсолютно идентичных ситуаций.
Официальные разъяснения, — если они даются уполномоченными на то должностными лицами и в пределах предоставленных полномочий самим ведомствам трактовать законодательные положения, то почему бы нет?

Вопрос. В настоящее время в практику внедряется новый способ разрешения споров с налоговыми органами — подписание мирового соглашения. На ваш взгляд, для кого такой метод наиболее выгоден — для компаний или контролирующих органов?
Ответ.
Я думаю, что такой способ досудебного урегулирования возникающих разногласий интересен обеим сторонам. В обоих случаях стороны приходят к компромиссу — одна сторона признает, что допустила нарушения и готова их исправлять, а другая не настаивает на максимальном наказании и продолжении прежних процедур.
Если говорить о налоговой составляющей этого института, то от этого действительно выиграют все: и бюджет (пополнится), и налоговые органы (сэкономят время), и налогоплательщик (сэкономит время, скорее всего, часть денег, избежит возможных имиджевых потерь, не настроит против себя налоговый орган).

Вопрос. Исходя из Вашей практики, много ли проблем возникает у контролеров при сборе доказательств, подтверждающих налоговое правонарушение? Или если инспекторы уверены в уклонении, то чаще всего без особых усилий находят способы это подтвердить?
Ответ.
Если говорить о налоговых преступлениях, то труднее всего, конечно же, доказать умысел на их совершение. В данном случае умысел на уклонение от уплаты налогов всегда необходимо отличать от допущенных ошибок в документах. В качестве примера приведу типичные ошибки, встречающиеся в декларациях по налогу на прибыль: несоответствие формы декларации налоговому периоду, нарушение порядка отражения убытков, ошибки при заполнении информации о начисленных авансовых платежах, при распределении налога на прибыль по обособленным подразделениям, несоответствие итоговых значений сумме показателей, из которых они складываются, и т.п.
Об уклонении от уплаты налогов свидетельствуют совсем иные действия: сокрытие выручки, имущества, фальсификация документов, участие в схемах по обналичиванию денег, использование реквизитов фиктивных организаций, внесение в отчетность ложных сведений и др. Задокументировать все это — непростая, кропотливая работа, которую осуществить качественно только контрольными методами невозможно. Здесь нужны полномочия иного порядка, а именно оперативно-розыскные.

Вопрос. Какой, по Вашему мнению, существует для компании действенный способ отстоять свою правоту в суде? Например, грамотно составленные документы, четко изложенные нормы налогового законодательства, свидетельские показания, положительная судебная практика и т.п.
Ответ.
Одно является частью другого. В любом случае свои аргументы надо излагать в таком виде, в каком вам хотелось бы получить итоговое судебное решение. Изучение судебной практики полезно, но не является определяющим. А вот интересные и сильные аргументы своих коллег в похожих случаях могут пригодиться.

Вопрос. Как часто в настоящее время совершаются уголовные преступления в налоговой сфере?
Ответ.
Общая тенденция в сфере выявления налоговых преступлений такова, что все показатели, характеризующие налоговую преступность, начиная с 2010 г. ежегодно сокращались в среднем на треть. Наибольшее падение было зафиксировано в 2011 г., когда общее количество зарегистрированных и расследованных налоговых преступлений сократилось на 46%, то есть практически наполовину.

Вопрос. А в чем причины такого положения дел?
Ответ.
Предполагаю, что это результат действия Федерального закона от 29.12.2009 №383-ФЗ, в соответствии с которым в шесть раз были подняты пороги крупного и особо крупного размера сумм уклонения, введен специальный случай освобождения от уголовной ответственности. Также с 1 января 2011 г. разорвана единая правоохранительная цепочка — от выявления налогового преступления до его расследования и направления в суд, ведь с этого момента подследственность перешла к Следственному комитету РФ.
 

Вернуться к новостям